?

Log in

[sticky post] Аппарат

Сюда я буду добавлять разные произведения, касающиеся истории, обществоведения, марксизма и философии. Список будет обновляться, если есть предложения - пишите в комментариях.

(★Последнее обновление 11 мая 2015)

Read more...Collapse )
222214_original

Вам шашечки или ехать?

В последнее время дико борюсь с желанием поставить точку в данном блевничке, т.к. практически все, что должно было быть сказанным в подобном формате - сказано было и ожидаемого эффекта не возымело.

Оно и неудивительно - оказалось, что у эрэфийских камуняк и "левых" неизлечимый материнский комплекс - они не могут в теорию дальше дедушки Ленни. Их словесный прогрессизм свеж настолько же, насколько свежа тушка "корифея" марксизьма (того еще путанника и демагога, извратившего Маркса до невозможности, но всегда прятавшегося за его авторитет), воняющая на главной площади страны.

С тех пор, как сралин поубивал практически всех подающих надежды марксистов (я сейчас говорю не про верхушку), у нас в этом плане - выжженое поле. Фолаутовский wasteland с пролетарскими гулами и комсомольскими супермутантами. Либо бесплодное догматическое эпигонство, либо настолько же бесплодное отрицание всякого знания и упоение собственным "кипящим и возмущенным", э-э, разумом, tertium non datum.

Отечество иллюзий, очередной этап пребывания в прелести Совка.

-

И как много тех, кто доходит до черты и останавливается, будучи не способным сказать "Б" после "А". Они как будто не понимают, что "товарищей" типа Майсуряна, Коммари и Вороны с ними связывают исключительно символы и мемы столетней давности. Ради сохранения символов они редуцируют весь действительный советский опыт до уровня мифологии.

Читать серьезную литературу по этому вопросу - это ж скушна, а вот истово верить идолам и "защищать веру", не заботясь ни о чем (за тебя уже подумали, сынок!) - привычно и приятно. Подобный тип людей склонен верить любым бредням партийных демагогов, умудряясь при этом критиковать их "за перегибы", но продолжать любить. Лол! Да весь Совок был одним большим перегибом!

Вопрос, "а зачем верить банде, которая своими преступными и некомпетентными действиями убила десятки миллионов людей" повисает в воздухе. У нас ведь "здесь играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачивали". Родина Оруэлла, чо.

Отсутствие каких-либо границ у шаблона у таких людей изумительное. Он не рвется, т.к. нечему рваться. Какие-то там "факты" не имеют значения, верь в Совок, брат мой, и ты будешь спасен. Верь во второе пришествие...

-

Нельзя опровергнуть того, кто работает в режиме "защиты веры". Все доводы становятся инструментальными, а истина теряет всякую ценность. Любишь совковые сказки? Ты принят в клуб, на тебе серп и молот - коси и забивай нэвэрных.

У совка сила веры в идеологию является главным фактором при определении "свой-чужой". У совка "честь - это верность". Это принципы организации религиозной секты или мафиозного сообщества.

-

Я вот все больше и больше убеждаюсь, что надо быть полным лентяем и конформистом, чтобы за многолетний интерес к "СССР", "коммунизму" не стать марксистом. Да хотя бы заинтересоваться темой и понять, что всё, что было высказано собой до того момента - просто тлен, эмоции и пустое пересказывание пропагандонов. Но у нас и Петрович - "марксист", ага.

Ну и, в общем, продолжать существование в качестве Диогена-с-фонарем не интересно - настоящего обсуждения проблем на должном уровне как не было, так и нет, ВОЗ и ныне там.

[ Хотя, изначально, готовясь к изучению марксизма как к "легкой прогулке вокруг озера" несколько лет назад, сам я расчитывал лишь прояснить некоторые темные для себя места в теории, чтобы использовать затем это дело в споре, ни о какой переоценке ценностей речь не шла). Я достаточно быстро понял, что изучение марксизма ведет к отрицанию Совка, но тогда, естественно, на этот разрыв не пошел. ]

-

Я считаю, что для постсовковых левых (если они действительно те, за которых себя выдают) просто не существует альтернативы беспощадной критики большевизма в частности и расеянской официальной пиздабол-истории в целом.

При каком-либо (пусть даже ничтожном) сохранении "преемственности" с бандой Гриба или теми мифами, которые были введены его пособниками в оборот, всё дело пойдет насмарку.

И мумию вынести надо будет и Мао-золей переделать в музей тоталитаризма / дискотеку.
Переименования в стиле Украины - тоже замечательно.

И если ты действительно левый, то ты поддерживаешь это, т.к. понимаешь всю необходимость подобного шага.

-

Но у каждлого своя очевидность.

Вот ты возмущаешся от условий существования - "власти охуели", а вот ты уже колбасишься в субкультурных эмпиреях и грозишься сгноить в ГУЛАГе "буржуазного элемента" за непочтительное отношение к совковым идолам. Проблемы подменяются псевдопроблемами.
Или взять эту ничем необоснованную, иррациональную веру в чудодейственную силу приказа (современный "сталинизм"). Порабощаем человека ради его же счастья. Охуенная идеология.

И так у них все.

-

Кушать не могут, когда светлую память ВИЛа оскверняют или "клевещут" на Sovetsky Stroy. Сразу так "кок-пок вам не нравится Совок, потому что вы против простого норотта!" и прочие галлюцинации кипящего разума возмущенного пернатого.

Чем был в действительности Совок для народа, как правило, эти не интересуются в принципе. Куры, чо.

Сколько народу передохло и просто жило в унылом говне из-за "гениальных идей" ебанатов у руля - это ж всё хуйня, главное, шоб идеальное (привет, Эвальд!) не отрицали.

[ Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю! ]

-

"Революционная эсхатология" также серьезно мешает реальному пониманию проблем. Ясно, что каждое поколение желает увидеть коллективный конец света при своей жизни (когда все вместе, а не ты один - умирать не страшно), но сколько можно мурыжить эту христианско-мессианскую фишку? Не пора ли вернуться на землю?

По мнению авторитетных людей - нет, не пора. Ради чего же они тогда поддерживают всю эту символическую херню, имитируют, панимашь, рэвалюцыонный энтузиазм?!

-

Кароч, несмотря на сантименты серпентологов, страдающих душевно из-за угрозы исчезновения редкого вида, тоталитарную гадину придется давить повсеместно.

Крушению символов - быть.

То, что какие-то совковые фетишисты не смогли преодолеть свой инфантилизм и магическую веру в авторитет, продолжая утверждать благость сэсэре - не помеха вовсе.

-

Рабская культура воспроизводит себя посредством умножения рабов. У человека с отсутствием самоуважения невозможно отнять свободу - у него ее никогда и не было. Следовательно, нет сознания свободы - нет проблемы. Наша власть всегда имела в качестве своей группы поддержки мычащую массу терпил. Настоящая (а не подаваемая агитпропом) "воля народа" станет видной только после сноса крэмлинской бутафории.

Okkupert (2015)

Просмотреть норвежский сериал Okkupert в любительском переводе можно со следующей ссылки.

На данный момент выложено 8 серий.
Свежие карикатуры / фотожабы / твиты на волнующую тему (всего штук 45) :

vxQIZTIamNQ

zcw1xz6xbwg1


CUlGATTWoAEINL7


photo_64310

IMG_20151124_200321

Read more...Collapse )

Бей или беги

Нет ни малейшего желания писать про очередную гэбэшную клоунаду, которая разворачивается перед глазами электората, расценивать силы сторон, просматривать возможные сценарии, анализировать войсковые операции и прочее бла-бла-бла.

Танец на граблях набирает обороты. Все жрут поп-корн и радостно похрюкивают - кто в поддержку г-на ПэЖэ, кто - с уничтожающей критикой, но все рады, все на своих местах (кстати, Колонел Кацап вмазался в историю с похищениями людей в ДЛНР, кросавчег, а?)

-

На самом деле фишка гебнюков заключается в том, что каждый их шаг включает элемент жесткого глумления над их же сторонниками из простолюдинов, эдакое ежеминутное доминирование над быдломассой, которое как раз и очаровывает ее своей примативностью. "Бьет, значит любит".

Когда электорату по зомбатору прямо показывают залпы ракет, которые стоят миллионы долларов, а стремительно нищающий в результате очевидных действий правительства электорат воспринимает это как нечто должное, - мол, величие россиюшки убер аллес и т.п., - то действительно понимаешь, что с такими "высокими идеалистами", готовыми питаться праной ради начальника, рашка как государство не жилец. Не-жи-лец.

Не в том плане, что она развалится и наступит ад гражданской войны (такой сценарий вполне вероятен, но здесь речь о другом), а в том, что потребуются воистину титанические усилия на то, чтобы не изменив суть всей системы, сделать какие-либо частичные улучшения.

-

Типа, есть такая точка зрения (wishful thinking), что Хуйло будет куражится до поры до времени, но потом доблестно новоизбранный консервативно-радикальный POTUS (рейнкарнация Рейгана), исправляя ошибки Обамки, наложит на сраную мегатонные санкции и сраная начнет жить по средствам, перестав быковать на международной сцене. Даже демократизируется, епта!

Нет, ребятки, частичные реформы УЖЕ невозможны, хоть завтра какой-нибудь Навальнер придет к власти и притащит с собой Касьянова, Ходора и компашку с Эха в качестве официального СМИ на Первом канале.

Процесс запущен. Как только власть ослабнет (а она ослабнет. Не может же она усиливаться вечно?) начнется глубочайший политический кризис и по всем фронтам пойдет обострение. Достаточно вспомнить процессы, происходившие в эпоху перестройки.

-

Пора понять : даже если цель будет заключаться в простом приведении страны в соответствие с ее же конституцией, то даже ради этого потребуется полный снос гнойного гэбэшного барака, тотальная война против многомиллионной массы упырей-паразитов, железная воля народа в проведении реформ.

А некому-то этого делать. Нет такой партии. Более того - нет такого народа, поскольку

"Они никогда не взбунтуются,  пока  не  станут  сознательными,  а сознательными не станут, пока не взбунтуются" (с)

Из этого также следует, что обретение политической субъективности _моментально_. В демократической революции субъект появляется как-бы из ниоткуда. Тихая пастораль авторитарных государств нарушается активными действиями масс, выступающих за преобразование статуса-кво. Люди внезапно начинают видеть поле политического действия. Допустить частичные изменения под давлением масс власть не может по своей натуре - на то она и авторитарная. Здесь революционная ситуация.

-

Но это в теории, а на практике у нас пока борьба холодильника с телевизором, в которой победителей нет, поскольку это и не фронт вовсе. Хуйло, как Овощ сделал это с Украиной, опустошит рашку перед тем как ее съебаться к Ыну чемоданоносцем.

Просто, в один момент власть перестанет контролировать процесс, а уже всё остальное пойдет как цепная реакция.

Когда люди, которым дым наганов с полигона Коммунарка сладок и приятен, в очередной раз начнут вывозить капиталы и "золото партии" из страны, вот тогда и насладимся бардаком со всеобщей венесуэлизацией.

КНДР - наше прошлое, Венесуэла - будущее. Запомните этот твит (c)


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Когда вообще наша страна была свободной за свою историю?

Кроме короткого периода Февральской революции, государство, развившееся из Московского царства, всегда было тоталитарным (слияние власти и собственности + монополия информации). Можно сказать, оно на века опередило страны Европы именно в этом. Наш царь Мукден, наш царь Цусима Наша страна родина не слонов, но левиафанов.

-

"Фастфуд-марксизм", которым оперирует масса совков, совершенно негоден для анализа этого феномена. И это вряд ли удивительно - после разгрома школы Покровского маленький усатый наполеончик вернул в систему образования царскую историю (на радость эмигрантам-монархистам), историю правителей-эксплуататоров, заинтересованных в народе исключительно в качестве средства (биоматериала) для достижения своих целей - внешних завоеваний (увидев заплесневелый пиздеж царьков в качестве единственно верного эталона после десятилетия глумления над ним, холопы в очередной раз удивились гибкостью хребта у правящей шайки, но за неимением альтернатив послушно пошли вбивать "новые" истины в свои бошки. Вот так и живем).

Марксист-царист, исповедующий политику империализма и геноцида  - во умора! Примерно как гэбэшный потреаргх. Но это наша с вами реальность.

А сколько раз переписывалась история страны за один 20-й век? Раз 5 точно. А сущность всё та же - отдай жену дяде и иди к бляди, а лучше всего - сдохни ради начальства с улыбкой на устах.

[ bogoeb.txt ]

[ цитата Чернышевского ]

Какая-то тотальная зачморенность. Римские плебеи - и те были мудрее - они требовали и хлеба и зрелищ. Деградировавшие до состояния сектантов постсовки довольствуются одними зрелищами. Экономика должна быть экономной, хуле.

-

И вот, теперь, когда всякая независимая от госаппарата культура уничтожена, когда всякая народная память благодаря бурзумным подвигам комиссаров в пыльных шлемах уничтожена, нам втирают охуительные истории про великую культуру и историческую преемственность рашки.

И если задача минимум - это приведение страны к нормам конституции, то задача максимум - это ликвидация всего этого царистско-гэбэшного лубка. Конец истории, написанной с точки зрения рабовладельца. Переформат "русской" культуры, которая именно что создана в штабе и вовсе не в австрийском.

-

Тайна рашки как коллективного террористического творения заключается в том, что она обвиняет окружающих в своих же грехах, уподобляясь невротику, бурно развивающему проективную идентификацию. Это ее собственная история шита нитками, а не история украинцев. Это современный русский язык во многом искусственный, а не украинский и т.п.

[ Маньяк-пиздабол - вот подходящий образ для государей в наших краях. При "дедушке" Брежневе начали войну в Афгане, в результате которой было убито более миллиона афганцев. Ради чего были эти жертвы? Ради кого? ]

Развенчание политического мифа - довольно таки часто случающаяся штука. За 20-й век много государств прошли через это. Пройдем и мы.

-

Можно сколько угодно разглагольствовать на тему "разумности истории", исповедовать детерминизм и убеждать других в неизбежности рая земного под предварительством мудрого вождя (а также провозглашать технократию в качестве альтернативы бюрократии, не понимая суть дилеммы). Много таких затычек можно найти, спору нет.

Но это уход от проблемы.

Пока люди не осознают свои силы, пока они не попробуют власть на прочность, пока не станут МАССОВО выдвигаться политические требования - не будет глубинных изменений.

Вот когда вата возопит против государя - тогда и будет виден момент краха системы.
Ща, пацаны, подождите -  дамбасеры скоро реконструируют Кровавое воскресенье - и вперед, покатилась в тартарары сраная, йэа! Я вот только гадаю, кто будет в рясе Гапона.


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Отвратительно наблюдать self-proclaimed "левых", продолжающих на белом глазу "дискутровать" с колорадами. Вы там чо, взаимопонимание найти захотели или как? С таким же успехом могли бы беседовать с обычными наци, в чем разница?

Диалог возможен там, где стороны имеют общее поле действий. А общаться с копипастой - это нездоровое желание.

Не надо думать, что вата хоть как-то выражает волю большинства, она типа "глас народа", поэтому беседовать с ней - это типа "учиться находить подход к обычным людям".

Люди все разные, а вата - это концентрированная в отдельно взятой пустой башке пропаганда, ее поток.

И с кем здесь спорить? Где здесь человек?

А, это типа "игра для наблюдателей"? Но откуда вам известно, что именно такая форма подачи может быть эффективна, а не иная?

Вместо того, чтобы консолидировать силы и начать развивать собственный дискурс (хотя бы попытаться это сделать), масса левачья-хомячья грудью бросается на ольгинскую амбразуру. Хуле вы там забыли? Зачем вы спорите на их поле?

С верой не спорят, с ботами и фанатиками нет смысла спорить. Здесь диалог превращается в двухсторонний монолог и никаких конструктивных результатов из этого не может получиться.

Что же, возможно, маниакальное желание продолжения диалога с ватой (с одновременным сетованием на непонимание с ее стороны) есть синдром деградации самих леваков, не способных родить ничего нового, неспособных предложить альтернативу картинке с телеящика. Одна из форм эскапизма.

Впрочем, как всегда всем насрать.

[ И нахуя всякие марлы и прочие прудоно-бакунины намарали килограммы бумаги за свою жизнь, придурки! Надо было в пивных тусить и с патриотствующими собутыльниками спорить. И Пивной путч устроить. И все было бы пучком! ]

Левые в рашке никому не нужны, даже самим себе.

Вот и вся история.

Глава девятая
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ

Демагогическое обещание уничтожить капитализм не удалось: путь марксизма приводит к государственному капитализму, т. е. к самой мощной и самой тяжкой форме капитализма. Синтез научной экономики и демагогии не удался: демагогия обещает уничтожение капиталистической функции — наука показывает, что оно невозможно. Это основное и глубочайшее противоречие вконец разрушает всю экономическую систему Маркса. Оно заключено и сокрыто в самом слове «капитал», которое имеет у Маркса два или даже три значения: один раз «капитал» означает живых капиталистов; другой раз он означает средства производства (орудия, материал, деньги, «постоянный и переменный капитал»); третий раз он означает капиталистическую функцию накопления и распоряжения.

Изобличение, негодование, ирония, презрение относятся, конечно, к живым капиталистам, как паразитам и эксплуататорам. Однако они не несут личной, индивидуальной вины за какую-либо природную жадность и корыстолюбие (как это часто напоминает Маркс): виновата капиталистическая функция отнятия прибавочной ценности, которую им приходится выполнять; она должна быть устранена, и с ней вместе исчезнут эти паразиты и все зло «капитализма». Все негодование обращается, таким образом, против капитала в смысле «капиталистической функции». Что такое негодование не имеет смысла, ибо капиталистическая функция необходима в производстве, это было нами достаточно показано. Точно так же можно было бы негодовать на функцию пищеварения, ибо она имеет много неприятных сторон и допускает большие злоупотребления. Если наука говорит, что функция пищеварения необходима, то она вовсе не оправдывает жадности и обжорства. Если экономика говорит, что капиталистическая функция необходима, то она этим вовсе не оправдывает эгоизма и жестокости тех лиц, которые ее выполняют.

Спрашивается теперь, будет ли капиталистическая функция выполняться государственным капиталистом лучше и справедливее, менее жестоко и неумолимо, нежели частным капиталистом? Иначе говоря, будет ли теперь прибавочная ценность отниматься у «трудящихся» в меньшем размере и менее принудительно, чем это делалось в частном капитализме?

На этот вопрос приходится ответить категорическим отрицанием. Сама структура государственного капитализма, в той форме, как он осуществлен «коммунизмом», показывает необходимость отнятия прибавочной ценности в гораздо больших размерах, и возможность ее отнятия гораздо более суровыми, неумолимыми, тираническими средствами, нежели те, какими располагал частный капитализм. В самом деле частный капиталист в своем отношении к рабочим был ограничен рабочим договором, конкуренцией, рабочим законодательством, мощными и свободными рабочими союзами, свободами забастовок. Удержание прибавочной ценности и продолжительность рабочего дня отнюдь не зависели от его произвола. Напротив, капитал, который приобрел всю власть, свободен от всех этих ограничений: свободного договора не существует, забастовки запрещены, рабочие союзы потеряли всякую власть и свободу. Прибавочная ценность может отниматься в каких угодно размерах и какими угодно средствами. Рабочий всецело подчинен работодателю, ибо работодатель есть тоталитарный хозяин, облеченный тоталитарной властью.

Такой хозяин не только может, но и непременно будет отнимать прибавочную ценность и осуществлять функцию накопления в гораздо больших размерах, нежели частный капиталист. Тоталитарное государство с его плановым хозяйством требует огромного бюрократического аппарата, мощного полицейского аппарата принуждения и подавления и, наконец, мощной армии для развития своего империализма, ибо такое государство непременно империалистично в силу своего «тоталитаризма»: коммунизм требует всемирного господства («пролетарии всех стран, соединяйтесь» под единой диктатурой). Наконец, первым словом коммунизма была и будет «индустриализация», а ее развитие требует огромного накопления капиталов.

Буржуазных «капиталистов» можно уничтожить, но «вожди народа», вожди промышленности, компартия, грандиозный бюрократический, полицейский, военный, индустриальный и пропагандный аппарат — все это неизбежно остается, и в таких размерах, о которых не подозревали прежние патриархальные капиталисты. И весь этот грандиозный аппарат (класс, не принадлежащий ни к «буржуазии», ни к «трудящимся массам» рабочих и крестьян) не имеет другого источника существования, кроме присвоения прибавочной ценности или прибавочного продукта. Отнятие прибавочной ценности здесь не только не прекратилось, но, напротив, оно было распространено на такие классы населения, которые раньше его не знали. Крестьяне не знали отнятия прибавочной ценности (кроме уплаты податей), пока они вели собственное хозяйство. Но коммунистическая власть стала сразу отнимать у них так называемые «излишки», и в таком размере, какой не оставлял им часто экзистенц-минимума и заставлял погибать с голоду. В конце концов для полного и последовательного отнятия прибавочного труда и прибавочного продукта у этой огромной крестьянской массы населения она была превращена в сельскохозяйственный пролетариат, т. е. в наемных рабочих, вознаграждаемых по трудодням и работающих на «аппарат», как на единственного государственного капиталиста и собственника земель. При этом никакой капиталист и никакой помещик не отнимал прибавочной ценности в таком размере и такими методами, какие применяются страшным аппаратом государственного капитализма. Если трудовые массы спросят себя теперь, куда же девается обещанная прибавочная ценность, то они сумеют наконец догадаться, что она целиком поглощается аппаратом, идет на содержание НКВД (МВД) с его следователями, ссылками, тюрьмами, лагерями, иначе говоря, идет на дальнейшее выколачивание прибавочной ценности, и все это для накопления грандиозного капитала военной индустрии, предназначенного для «мировой революции», т. е. для захвата всей власти и всех капиталов, и для дальнейшего интернационального выколачивания прибавочной ценности из трудящихся масс всего мира.

Из структуры коммунизма априори вытекает необходимость отнимать прибавочную ценность значительно увеличенных размеров. Опыт СССР всецело подтверждает эти априорные теоретические соображения. Как общее правило, колхозникам хватало заработанных ими продуктов только на 6-7 месяцев в году. Это значит, что у них отнимается не только весь «прибавочный» продукт, но и 40-50% «необходимого» для поддержания жизни продукта, что немыслимо ни в каком частном капитализме (не говоря уже о крестьянском землевладении, где и «прибавочный продукт» принадлежал самому крестьянину). Каким же образом в гаком случае народ не вымирал? Прежде всего он фактически вымирал в

20-х, 30-х и 40-х гг. от страшного голода; а если еще существует, несмотря на грандиозные реквизиции, производившиеся часто вооруженными силами, то только благодаря «приусадебным участкам» и другим случайным заработкам, т. е. благодаря жалким остаткам прежнего права собственности и прежней свободы.

О размерах отнятия «прибавочной ценности» в госкапитализме дает представление следующая таблица. Она изображает предвоенные цены, по которым крестьяне были обязаны поставлять государству продукты их труда, и рядом дает цены, по которым те же крестьяне были вынуждены (через государственные кооперативы) покупать у этого же госкапиталиста продукты своего же труда.

Read more...Collapse )

Automnia : Left for dead (2013)

The left is fucked. It has no present, no future and no hope. Despite this, it remains incapable of engaging with the majority of the population, whose lives are defined by the same three realities. The peculiar imagined community around which the left is built coheres with all the tenacity of a spinning lie. The great combined forces of labour and the academy are bound together merely by the stories they weave and the delusions they perpetuate. The closeness is claustrophobic, but instead of breaking for air they huddle ever closer, crushing themselves together out of fear for the dark around them.

We are approaching true dystopia. As the last remnants of the welfare state burn to warm the bourgeoisie, people freeze to death on streets of empty houses. Work is given for free, education for a fee and tax breaks for a kitchen supper. And should the people take to the streets? Well the ambush is well set. The batons that beat them down will be the same ones their taxes provided, the poison pens that libel them the same they paid with the morning paper. In fact, the ambush has already been sprung. They won’t let you find a place to work or a place to sleep. They will shake the trust you put in those you organise with, live with, love. You are no longer a subversive, you are a domestic extremist.

And where is the left? It cowers in half-filled assembly rooms, ossifying to the cracked voices of Labour hacks, petrifying in the flickering light of films of ‘forty-five. In the twilight it may venture out to push a paper at the alienated masses, shout mock defiance at unheeding stone, then march away to wallow once more in existential despair.

And still the left cannot understand the people’s indifference. It has handed out so many papers, held so many conferences, filled a thousand columns with a million words, worn tracks in the paving slabs of London squares. Its petitions could wind around the nation, smother the bourgeoisie in the terrible order of names and addresses. “John Holmes of Milton Keynes”, thanks for aiding the revolution.

Into the rich archives of its failure the left may add the notion of “Left Unity”. Why if only our piteous strength was united, then we could really smash capitalism! Think of the insurrection we could bring with a UKIP of the left! To Parliament, comrades, for I have always wished to sit on one of those green seats!

The left is fucked.

“The Left” is a construct of the 18th century. As the King of France struggled to protect divine autocracy, the Constituent Assembly of 1789-91 split; the radicals moved to sit together on the president’s left whilst the reactionaries coalesced on his right. Over time spatial and ideological positions became interwoven, ideas of an elected legislature, a broad franchise and progressive taxation became the politics of “the left”. It is worth noting that even in its nascent form the left was overtly reformist. Time since has seen the ceaseless agglomeration of ideas to the original core. If the identity was ever cohesive and intelligible, it certainly is not now. When anyone from Bakunin to Blair can look into the same amalgam and draw out their inspiration, the absurdity of describing a human weltanschauung through this concoction is clear. Blair wished to embrace the State and Capital, Bakunin wished to smash both, yet the two of them can fairly be termed to of “the left”, for the only thing the term has rejected from its ever-widening embrace is any real meaning.
Read more...Collapse )